Главная » Все Новости » Главная новость » Может ли чеченец назвать себя россиянином?

Может ли чеченец назвать себя россиянином?

0mvKtlDYNis
Под этим заголовком помещены выдержки из выступления чеченского политолога С.-Х. Абумуслимова (после смерти Д. Дудаева стал вице-президентом ЧРИ) на траурном съезде чеченского народа в день 50-летия его насильственной депортации в морозный февраль 1944 года (опубликовано в книге Саид-Хасана Абумуслимова «Геноцид продолжается», Киев, 1995).
Как видно по срокам, выступление прозвучало задолго до очередной русской агрессии в Чечню, нового этапа истории зверств «самого доброго и великого народа «над, «самым злым и маленьким». Докладчик тогда не мог и предполагать, что ему предстоит стать свидетелем новейшей части этого нескончаемого сериала ужасов.
Тем актуальнее выглядит этот материал, ибо более чем в достаточной степени позволяет утверждать, что происходящее в Чечне не было и не является «эксцессами исполнения » (формулировка российского Конституционного Суда), и что ничего в русской политике за 200 лет не изменилось.
Но зверства ли это? На наш взгляд, звери куда гуманнее, т.к. убивают только по природной необходимости. То, что совершали и совершают русские в Чечне, гораздо хуже, и человеческий мозг отказывается дать этому определение. Впрочем, выводы могут сделать и сами читатели, а автору этой книги к словам и комментариям Абумуслимова добавить нечего.
«Не может настоящий чеченец назвать себя «россиянином», если бы даже, растоптав свою человеческую и национальную гордость, захотел назваться этим именем: восставшая против этого кощунства из глубоких закоулков его души чеченская память, куда ее загнало 200-летнее духовное насилие колонизаторов, разорвала бы его душу и его самого на части!
Если бы даже он ничего не знал, даже в этом случае его генетическая память, возмущенная подобным издевательством над жертвами-мученниками двухсотлетнего геноцида, напомнила бы ему о том, как генерал-россиянин в течение 200 лет надменно заявляя, «где бы я ни был, со мною неразлучно чувство, что я россиянин», перманентно убивал, сжигал, морил голодом, ссылал чеченский народ и «не собирался успокаиваться до тех пор, пока не останется в живых ни одного чеченца «.
С тех пор, как чеченский народ познакомился с Российской империей, не было у него как у народа радостных дней, а был только вечный траур по убиенным, замученным и сожженным своим сынам и дочерям россиянами-колонизаторами.
И чтобы не заподозрили меня в пристрастности, приведу здесь официальные данные самой империи, данные из самих российских источников. Это лишь жалкая толика подобных свидетельств. (Здесь опущена приведенная в предыдущем разделе статистика убийств.
Напомним, что численность чеченцев за время Первой Русско-Кавказской войны сократилась от 1,5 миллиона до 116 тысяч — Л.У.)
По нашим подсчетам, потери чечено-ингушского населения с 1929 по 1937 годы составили 205,8 тыс. человек. А репрессии, как известно, начались задолго до 1929 года.
Именно эта освободительная борьба чеченского народа и являлась причиной его выселения. Это — не только моя точка зрения, она разделяется многими историками.
Например, А, Некрич — автор книги «Наказанные народы» — утверждает, что в результате депортации было уничтожено от 50 до 70 процентов численности нашего народа, не говоря о моральных, культурных потерях, не говоря о том, что многие из оставшихся в живых стали на всю жизнь инвалидами.
За этими сухими цифрами стоят кровь и слезы убитых, муки и страдания замученных голодом и пытками, сожженных заживо сотен тысяч чеченских мужчин и женщин, детей и стариков, желавших лишь одного — остаться чеченцами и быть хозяевами на своей земле!
Источник: vk.com
23.08.15.